Ичан-кала: факты и легенды древней цитадели

4 марта 2019

Бренд Хорезма объедил огромный культурно-исторический пласт, и рассказать обо всех его составляющих в рамках одной статьи невозможно. Остановимся на ключевых моментах и проблемах, обрисованных в рамках пресс-тура для журналистов, который провело Министерство культуры Узбекистана. В насыщенной программе пресс-тура — посещение города-крепости Ичан-кала, исторического комплекса «Нуриллабой» — летнего дворца хивинских ханов, построенного для приемов иностранных послов, и реконструированной глинобитной крепости «Улли ховли» в Хорезмской области. Начнем с главного…

Хива

Город называют алмазом в оправе древнего Хорезма. Хива объявлена ЮНЕСКО городом-заповедником, а внутренняя ее часть Ичан-кала признана историческим памятником мирового значения и внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Уникальность города-музей под открытым небом — в его стенах живут обычные люди. Дабы над Ичан-калой не нависла угроза потери почетного статуса, администрация Хорезмской области и Минкульт Узбекистана строго следят за сохранением аутентичности всех объектов, расположенных на его территории — исторических и культурных памятников, и построек, в которых живут жители Ичан-калы. 


«Н
и один кирпич, ни одно историческое сооружение без разрешения Министерства культуры Узбекистана и без согласования с ЮНЕСКО не будет ни снесен, ни демонтирован, ни реконструирован», – заявил заместитель хокима Хорезмской области Темур Давлетов на встрече с журналистами.


Максудбек Абдурасулов, заместитель директора музея-заповедника «Ичан-кала», рассказал: в ближайшее время здесь открывается Школа 
реставраторов, и это обнадеживает, — не останется места неудачным попыткам реставрации, а при необходимости объекты и фрагменты крепости будут подвергнуты грамотной консервации. И главное, будут специалисты, которые смогут сделать правильный выбор и профессионально выполнить свою работу.

О необходимости сохранности свидетельствует лишь несколько фактов: 

  • Сегодня площадь крепости составляет 26 гектаров. Было — около 40 гектаров. 
  • Из более чем 60 медресе осталось около 40. 
  • Из 92 мечетей далеко не все дошли до нашего времени в сохранном виде.
  • В настоящее время в состав Ичан-калы входят 60 архитектурных памятников.

Что касается предстоящей «реновации» Ичан-калы, слухи о которой будоражат местных жителей, живущих в 400 жилых постройках в традиционном стиле на территории крепости.  Журналистов заверили: переселение за стены коснется представителей молодого поколения, семей детей и внуков коренных жителей крепости, которые получат новые квартиры в Дишан-кале. При этом фасады объектов традиционной исторической застройки, принадлежащих местным жителям, запрещается реконструировать без разрешения Министерства культуры и согласования с ЮНЕСКО во имя сохранения их самобытности.

Хива лишена лоска и помпезности, которые присущи другим историческим городам Узбекистана. Первозданный вид построек внутри крепости наполняет это место духом далекого прошлого, которое ощутимо в каждом камне. Здесь знают наизусть не только важные исторические факты, но и тысячи преданий, которые собрала Ичан-кала за многие века. Каждый рассказ сопровождающего вас гида — сказка из «Тысячи и одной ночи», насквозь пронизанная легендами и неоспоримыми фактами с места событий: «А памятник Аль-Хорезми отправлен на пенсию – стоит на вокзале». Их сдержанная гордость за свой родной уникальный «город в городе» восхищает: «Раньше Центральная Азия была центром мира: шесть тысяч километров до Китая, такая же дистанция — до Венеции, а в центре — Ичан-кала».

  • Несколько фактов от гида, коренного хорезмийца, человека с тонким юмором и большим сердцем

Легенды гласят, что цитадель Ичан-Кала построена из глины из тех же мест, откуда брал её пророк Мухаммед для Медины. Ичан-калу строили великие люди, обладающими большими знаниями. С древности здесь утвердилось особое мироустройство: находились лавки для взимания налогов с торговцев, отдельные помещения для менял — сарафлик, пункты охраны и даже карантин для больных, которых эскулапы диагностировали исключительно визуально, — такие умные жили тут люди! И хотя последняя фраза лишь шутка гида, в исключительности хорезмийцев сомневаться не приходится.

В пределах Ичан-калы не хоронили тех, кто умер за ее пределами, – так удавалось избежать распространения болезней внутри крепости. И в Хиве и внутри крепости захоронения никогда не проводились под землей, — только в купола, возводимые на возвышении, иногда даже на крышах зданий. Все дело в грунтовых водах, в Хорезмской области они подходят близко к поверхности, и поэтому непосредственно в земле не хоронят. Современные кладбища в окрестностях Хивы по сей день устроены так же.

И даже тех, кто опоздал домой, ночью в крепость не пускали: раньше в Ичан-кале господствовал комендантский час и ворота запирались в 10 ночи. Не успевал вернуться домой — ночуй за пределами. Спасала чугурма — знаменитая шапка хорезмийцев, универсальный и многофункциональный предмет гардероба. Летом она работает как кондиционер для головы, потому что под ней надета тюбетейка, и воздух, проникая внутрь конструкции, охлаждает макушку, а зимой в ней логично тепло. А если путника ночь застала вне дома, чугурма, легкая, мягкая и пушистая, становилась подушкой, кудрявая шерсть которой защищала  голову от укусов скорпионов и змей — они запутывались в шерстинках и с божьей помощью погибали.

А то, что шапка падает вам на глаза – это хорошо, она их защищает!

А теперь — на лобное место, место казней – главного развлечения людей прошлого. Здесь сохранился адан – слив для крови, которая текла реками по каменным улицам и площадям Инчан-калы, сливалась в аданы, расположенные по всей территории крепости, и по трубам утекала за пределы города.

В знаменитом самом большом в городе медресе Мухаммед Амин-хан, постройка которого датируется серединой 19 века, одномоментно обучались 250 человек в течение 4-20 лет. Хочешь стать Ахуном, то есть получить высшую преподавательскую степень, будь добр учиться 20 лет. Зато потом выпускнику гарантирована блестящая карьера во дворце хана. Сегодня в медресе расположена гостиница для туристов, в каменных стенах которой даже летом будет прохладно.

А рядом – недостроенный минарет Калта-минор, который должен был быть таким высоким, что с  его вершины можно было бы увидеть Бухару. Но построить успели всего одну треть от планируемых 100 метров: минарет Калта-минор возвышается всего на 26 метров от земли. Всему виною — козни и интриги. Эмир бухарский, узнав о будущем громадном минарете, решил перекупить зодчего для постройки такого же в Бухаре, но хивинский хан узнал об этом и приказал зодчего убить. Не тут то было! Рабочие передавали мастеру кирпичи с посланием об угрозе, и тогда он собрал перья всех птиц Хорезма, сделал из них крылья и улетел с недостроенного творения ввысь. И больше его не видели. А если бы не зависть эмира и коварство хана, минарет бы стал бы восьмым чудом света!

— Мы заблудились! Где мы? 
— Вы в Узбекистане. Здесь невозможно заблудиться!
Видишь самый высокий минарет? Это Ислам-Ходжа, иди к нему. 

Его и правда видно отовсюду, и поэтому в Хиве заблудиться нельзя. И знайте: вы не были в Ичан-кале, если не поднялись по извилистой лестнице внутри стройной башни высотою в 45 метров, украшенной декоративными поясами из сине-белой керамики! Ни с чем несравнимое удовольствие…

Об оставшихся 60 памятниках вам расскажет гид, когда вы приедете в Хиву, чтобы посетить Ичан-калу и другие достопримечательности Хорезма. Но ехать сюда надо надолго: Ичан-кала — как Эрмитаж, который невозможно осознать за один визит. И главное: особенно хороша Ичан-кала ночью, именно тогда здесь все озаряется волшебным светом из сказки.

Благодарим Министерство культуры за проведение пресс-тура по достопримечательностям Хорезма

 


Другие статьи по итогам пресс-тура: