Дина Ходжаева, дочь Пенсона

22 декабря 2014

dina-500x398Все, что вы хотели знать о Максе Пенсоне, великом фотолетописце Узбекистана, вы найдете, пройдя по ссылкам Д. Пенсон, М. Пенсон. Там все подробно и обстоятельно описано, а повторяться нет смысла. Наследие Макса Захаровича не кануло в Лету, а стало общечеловеческим достоянием только благодаря стараниям его дочери Дины и зятя Файзуллы Ходжаевых. Файзулла, талантливый режиссер, первым разглядел в огромном хаотичном архиве художественно-историческую ценность, и вместе с Диной Максимовной сохранил и аннотировал бесценные фотографии.

Но Дина Максимовна — самостоятельная творческая единица, прекрасный фотограф, работы которой заслуживают не меньшего внимания. Именно поэтому мы предлагаем вам некоторые фото Дины Максимовны из издания ее работ, сопровождавшего выставку фотографий Дины Ходжаевой в «Галеев-Галерее».

Предваряет публикацию текст Файзуллы Ходжаева, датированный 13 декабря 1995 года, написанный для газеты «Вечерний Ташкент», но так и не опубликованный в ней. 
untitled-1-62«Не без робости и смущения пишу о человеке, никакими званиями не отмеченном, и к тому же состоящем со мной в родстве — дочери Макса Захаровича Пенсона, крупнейшего мастера фотоискусства, Дине Максимовне Ходжаевой.

Спешу сообщить, что 38 лет мы идем с ней в одной творческой упряжке.
Начинали ассистентами на художественном фильме киностудии «Узбекфильм» «По путевке Ленина». Потом Дина, уступая семейной традиции, профессионально занялась фотоискусством. Недолго проработав лаборантом в фотоцехе Узбекского ТВ, выбилась в самостоятельные снимающие фотокоры. Помогала мне денно и нощно, делала это непосредственно, практически, снимая героев моих документальных картин, участвуя в создании их образов на экране, рождении зрительного ряда эпизодов. Содействовала советами при написании сценариев, выказывая в своих суждениях безупречный художественный вкус (читая и нередко бракуя написанные мной варианты). И — да простит она меня! — отличалась поистине верблюжьей неприхотливостью, не требуя ни устной благодарности, ни материального вознаграждения, обладая талантом «возить золото, но питаться колючкой». Решаюсь произнести этот сомнительный комплимент, ибо за ним — реальные факты: две мои книги о жизни и творчестве М.З. Пенсона, изданные в Ташкенте и Москве, созданные на основе напечатанных Диной снимков, снятый с ее помощью фильм «Узбекская мадонна», завоевавший один из главных призов VII Всесоюзного фестиваля телекартин в 1977-м, четыре книги о киноискусстве и десятки статей, опубликованных в Узбекистане, России, Белоруссии, Польше, Болгарии… привожу этот список вовсе не из желания похвастать удачами, а из чувства благодарности Дине: она, по врожденной скромности, никогда не настаивала на том, чтобы ее фамилия была обнародована в титрах фильмов, на обложках книг, в их выходных данных.
Словом, этот человек из  категории работников, «пашущих» не а страх, а за совесть, но, не считаясь официально творцами, ведущими специалистами, всегда остаются за кадром.
Как работающие в кино костюмеры, реквизиторы, помрежи, администраторы, остающиеся в тени на премьерах картин, не получающие цветов, «безымянные» труженики, которых можно уподобить людям, приводящим карусель в движение, но не замечаемым публикой наверху, на раскрашенных лошадках, наслаждающихся ездой…
Об этих людях — мой рассказ. Об уже упомянутой Дине Максимовне, с которой судьба счастливо свела меня.
… Год 1966-й. Ташкентский переулок Лазо. Улица Кафанова. Стоявший там дом №7, одноэтажное строение.
Некогда крепкий, он пострадал при землетрясении, и был покинут семейством Пенсонов, двумя сыновьями и двумя дочками Макса Захаровича, которого не стало в июле 1959-го.
По новым квартирам разъехались дети, и прежде шумный, хлебосольный дом, в котором, кажется, перебывал весь город, удручал теперь наглухо заколоченными ставнями, готовыми рухнуть стенами, источал кладбищенский хлад.
Как и весь переулок, дом № 7 должны были снести, дать место многоэтажкам. Зная об этом, Дина однажды сказала мне: «Давай сходим туда. В доме осталось многое из архива отца. Будет очень жалко, если его закопают».
Мне тоже было жалко: не просто «фотокарточки» находились там. Живя по принципу «ни дня без негатива», Пенсон не расставался фотокамерой, запечатлел, колеся по республике, рождение фабрик, заводов, колхозов, каналов, ГЭС, театров, снимал лучших сынов и дочерей Узбекистана, пейзажи, натюрморты, жанровые сцены, начав снимать в 1920-е года, работая вплоть до 1950-х.
И отправились мы с Диной, вооружившись рюкзаками и чемоданами, в переулок Лазо. Ходили целую неделю, вынося фотографическое наследие Пенсона.
Страшно радовались,, когда за неделю до сноса успели вынести и сложить у себя дома стеклянные и целлулоидные негативы, фотоотпечатки.
Рано радовались: архив следовало привести в порядок. Он нуждался в этом: слои плесени, пыли покрывали негативы и отпечатки.
Нетрудно догадаться, каких трудов нам это стоило. Столько спирта извели, стирая плесень, как, сдувая пыль, пользовались резиновой грушей.
Но это было лишь началом работы по реанимации. Вечерами, после работы, Дина печатала с негативов контрольки, и если сюжеты представляли исторический или художественный интерес, она «разгоняла « их на размер, делала фотоувеличения. А я с кипой контролек отправлялся в зал библиотеки им. А.Навои, листал неподъемные подшивки газет за 1920-е, 1930-е, 1940-е, 1950-е годы, пытаясь определить, что же из снятого Пенсоном было опубликовано, кто, что и когда было зафиксировано… Занимался аннотированием.
Я, правда, делал это в свободное от студийных забот время. Дина же работала непрерывно — в выходные дни, в трудовые отпуски. Часами выстаивала на холодном полу фотоцеха, напрягая зрение при красном свете фотофонаря, пропустив через фотоувеличитель, а, вернее, свои неутомимые руки тысячи негативов…
27 лет отдала архиву отца!
Не получая за это ни рубля, живя призрачной надеждой на весьма проблематичные гонорары, получив первый из них за книжку «Узбекистан открытым сердцем», семь лет спустя после начала работы.
Сегодня, в уходящем 1995-м, не найти на книжных прилавках ни одной из посвященных М.З.Пенсону книг: раскуплены, велик интерес читающей публики к истории и людям Узбекистана.
Учебным пособием для студентов стала картина «Узбекская мадонна», сделанная в жанре фотофильма, достаточно редком в отечественном кинематографе.
Мне это приятно сознавать. Но еще приятнее, что живу рядом с человеком высокой пробы, с которым, надеюсь, сделаем еще не одну книгу и фильм.

Файзулла Ходжаев

Фото-фрагменты книги Дины Ходжаевой «Фотографии без дублей»

untitled-2-54 untitled-3-55 untitled-4-43 untitled-5-41 untitled-6-31 untitled-7-23 untitled-8-22 untitled-9-22 untitled-10-15 untitled-11-13 untitled-12-17 untitled-13-12 untitled-14-10 untitled-15-9 untitled-19-4 untitled-20-4 untitled-21-2 untitled-22-2 untitled-23-1 untitled-24 untitled-25-1 untitled-26-1 untitled-27 untitled-28 untitled-29 untitled-30 untitled-32 untitled-32-1 untitled-33 untitled-34-1