«Узбекистан с открытым сердцем» — ретроспектива работ Макса Пенсона

8 апреля 2013

Дина Ходжаева-Пенсон, дочь фотографа: «Макс Пенсон всю жизнь был художником, ставившим перед собой задачу большую, нежели просто фиксация стремительных изменений, происходивших в Узбекистане. Он стремился превратить каждый снимок в художественную метафору. В фотографии он видел продолжение и развитие живописи, новое содержание и понимание отображения действительности (в том числе и авторского, художественного).
Существуют две особенности работ Пенсона. Первая — необычные ракурсы фотографий, объем, геометрия, ощущение пространства. Это тени физкультурников или грядки хлопкового поля, ряды военных на параде или сохнущие кирпичи —все подмечено в виде геометрических линий, создающих пространственный и эмоциональный эффект. И простые люди, снятые как-то чуть сверху или чуть сбоку, становятся выразительными настолько, что кажется, будто мы находимся рядом с ними».

Архив его долгое время был забыт и чудом уцелел. Помогли его дети, однажды оценившие значимость старых отцовских фотографий. Помимо эстетического наслаждения искусством фотографии прошлого столетия экспозиция Макса Пенсона позволяет современным молодым людям увидеть жизнь дедов и прадедов без прикрас, без наслоений конъюнктуры, а истинной, реальной.

Без Дины и Файзуллы Ходжаевых не было бы всего, что мы знаем о Пенсоне: бесславно пропал бы архив, а имя, ставшее синонимом фотохроники 30-50 годов, так и осталось бы только на пожелтевших страницах газет.
Тот факт, что при жизни Пенсон был простым фотокорреспондентом, и никто вокруг даже не догадывался, насколько ценны его работы, лишил нас важнейших информационных материалов. Никто и никогда не узнает, какими неведомыми путями Макс Захарович получал Kodak и Akfa, — об этом попросту не задумывались окружающие. Откуда такая техническая безупречность фотографий, фантастическая геометрия сюжетов? Макс Пенсон не читал лекций на тему «Почему я великий фотограф», не вел дневников, в которых делился бы секретами мастерства, даже детей не учил в привычном смысле этого слова. И мог запечатлеть сюжет, мимо которого все остальное человечество пройдет стройно строем. У Дины Максовны один ответ на эти вопросы: не всем премудростям фотографии можно научить, фотография — это взгляд, идущий изнури. При этом слово «талант» логично витает в воздухе, но почему-то не произносится вслух.
«Некоторые критики упорно сравнивают Пенсона с Родченко, пишут, что, якобы, Пенсон — подражатель. Это так смешно… Ведь отец жил и работал здесь, а Родченко — в Москве. И такого количества изданий, как сейчас, в те времена не было, чтобы быть источником для подражания.
 

У отца был свой исключительный взгляд, которого не было ни у кого из современников, будь то Г. Зельма, Б. Кудояров, В. Тарасевич. Отец мог, живя внутри своей страны, варясь в одной с нами кухне, находить моменты, которые доступны только свежему и незамыленному взгляду туриста».

 

________________________________________________________________________________________________________________________________
Автобиография Макса Пенсона
Написана его рукой в 1939 году.
 
Макс Захарович Пенсон родился в городе Велиже Витебской губернии 17 марта 1893 года.
Отец по профессии переплетчик, работал в местечковой мелкой типографии. Лично очень рано начал трудовую жизнь. Мальчиком меня отдали на обучение в переплетную мастерскую. Грамоте обучался самоучкой.
В 1907 году отец работал переплетчиком при Велижском городском училище, вследствие чего ему удалось меня определить в это училище, которое я окончил в 1911 году. Имея большое влечение к рисованию уехал от семьи в город Миргород Полтавской губернии и поступил в художественно-керамическую школу. Учился всего полгода и из-за нужды пришлось уехать в город Вильно, где поступил в художественно-промышленную школу общества имени Антокольского (в отдел декоративно-малярный), получал пособие от общества. Учился до 1915 года.
 
Началась империалистическая война и вслед за этим эвакуация Вильны и я уехал в Среднюю Азию город Коканд. В Коканде работал счетоводом, одновременно преподавал рисование в школах до конца 1917 года. В конце 1917 года начал работать в Кокандском отделе Народного образования. Проработал там до 1922 года в качестве заведующего учебно-производственными мастерскими, в 1923 году по распоряжению Наркомпроса был отозван в город Ташкент. В следствии реорганизации Наркомпроса и сокращения штатов я уволился и поступил на службу в качестве счетовода на табачную мастерскую, где работал до 1925 года.
 

В 1925 году начал заниматься фото-репортажем. С 1926 года работал в редакции «Правда Востока» и работаю до сегодняшнего дня.

untitled-3-72
Мамы учатся

untitled-4-56
Путешественники

untitled-6-41
В дороге

untitled-7-34
Модницы

untitled-8-35
8 Марта

untitled-10-22
untitled-9-29
В едином строю

untitled-11-20
Помощницы мотористки Башорат Мирбабаевой

untitled-12-22
Гражданская самооборона

untitled-15-13
Парад