Театр движения ЛИК: общение на уровне души

8 ноября 2011

«Театр движения ЛИК» был основан в 1982, и в будущем году отмечает 30-летний юбилей. Последние восемь лет театр выступает в интегрированном составе, объединяя детей и молодых людей с инвалидностью, их обычных сверстников и профессиональных актёров. Те, кому посчастливилось побывать на спектаклях Театра, подтвердят: работа ребят производит неизгладимое впечатление, нисколько не замешанное на жалости и унынии. Совсем наоборот. Предлагаем вам фрагменты интервью с Лилией Павловной Севастьяновой, создателем и бессменным руководителем Театра, а также небольшой фоторепортаж, собранный из разных спектаклей.

Почему именно «ЛИК»? Откуда пришло это название?

Долгое время коллектив назывался «Театр движения», потом один из наших участников — Костя Кашин — предложил добавить более конкретное определение: Лик. Остальные не возражали. Слово «лик» используется в современном языке редко, в основном применительно к изображениям святых на иконах. То есть это — идеал человека, каким задумал его Творец. И хотя в то время, когда мы взяли это название, руководствовались больше тем, что понравилось звучание слова, сейчас для нас очень важен его смысл, так как в своих спектаклях мы стремимся к такой жизни, к таким отношения с людьми, с миром, с природой, какие они должны быть, какие задуманы творцом, т.е. совершенными, наполненными духовной любовью.

Как пришла идея совместить в одной труппе таких разных людей?

Театр в интегрированном виде родился не от идеи. Жизнь постепенно и естественно подводила меня к этому. Мне интересен каждый человек. И даже, когда иногда кажется, что какой-то инвалид ни на что не способен, и какой смысл, вроде бы, с ним заниматься? Но пересилишь себя, веришь в него, даже тогда, когда нет оснований для такой веры. Результат не замедлит ждать. Главное — не отмахнуться, поверить в человека, увидеть в нём личность.

Насколько легко Вам дается общение с ребятами? 

Когда воспринимаешь человека больше по внешним признакам, то, конечно, тяжело общаться с инвалидами. Я сама прошла в этом смысле долгий путь. Помню свои впечатления от встречи с инвалидами в детстве и молодости – страх и… стыд от того, что не можешь справиться с этим страхом. Понимаешь, что страха не должно быть, должно быть как-то по-другому, а не знаешь, как. Сейчас моё общение с людьми происходит на уровне души, как бы сквозь те признаки инвалидности, которые отличают и разделяют людей. Я очень рада, что у всех моих актёров такое же отношение друг к другу. Это более высокий уровень отношений, мы просто не замечаем инвалидности ребят, т.ак как заняты открытием внутреннего мира, поиском высшего смысла. Надеюсь, что и зрителям наш театр помогает акцентировать внимание не на внешней оболочке человека, а на той внутренней ценности, которая дана каждому, независимо от состояния здоровья. Во всяком случае, все зрители после спектакля единодушны в том, что, если в начале представления замечаешь разницу между актёрами-инвалидами и актёрами без инвалидности, то к концу спектакля уже не чувствуешь эту разницу, настолько захватывает содержание и красота спектакля.



На основе какой эмоции, на Ваш взгляд, должно происходить взаимодействие с особыми людьми?

Нужно всё проверять по себе: любой нормальный человек не любит, когда его унижают или превозносят особенно безосновательно, а ценит, когда к нему относятся уважительно, на равных.  Так и инвалиды — они не нуждаются в жалости, но сложно переносят, когда их  игнорируют. Им гораздо важнее, что бы в них видели личность, а не беспомощное существо. В нашем театре мы как раз этим и занимаемся посредсвом искусства.

На днях мне пришло письмо от инвалида из Сургута, который попросил помочь ему найти пьесу для постановки спектакля с участием «колясочников». Человек без ног, но, я чувствую, что меньше всего он нуждается в жалости, а больше всего ищет, как даже в таком состоянии он мог бы реализоваться как творческая личность. Поэтому я повела с ним профессиональный разговор по драматургии без всяких отступлений на «охи» и «ахи». Также и в нашем театре мы все общаемся на равных, с уважением, с любовью, с профессиональным отношением к делу. Тем более, что общий наш язык — танцевальная импровизация, позволяет каждому нашему участнику, независимо от типа его инвалидности, «высказаться» и развить диалог с остальными…

Как быть родителям детей с инвалидностью?

Честно говоря, никогда не делила людей на группы и категории, для меня всегда важен конкретный человек. Так и с родителями особых детей, не хотела бы их характеризовать, как группу. Все очень-очень разные. Не думаю, что имею право что-то советовать родителям, могу только пожелать им сил и здоровья и веры, без которой тяжело переносить сложности. Я восхищаюсь теми людьми, которые оказались в какой-то сложной жизненной ситуации или беде и переживают это без ропота, озлобления, осуждения, а, напротив, с благодарностью к Богу и с любовью к людям.

Спектакли, поставленные в интегрированном составе:

  • «Мне снится, что я хожу…» (2004 г.),
  • «Праздник радуги» (2005 г.),
  • «Импровизации на темы жизни» (2006),
  • «Белые чайки над синим озером» (2007),
  • «Отражения» (2009)
  • «Мои друзья» (2009)
«Театр движения Лик» является Лауреатом международных фестивалей и участником театральных проектов, последние из которых:
  • Международный фестиваль «Звезда надежды» (Санкт-Петербург 2010),
  • Всероссийский Фестиваль особых театров «Протеатр» (Москва, 2010 и 2007),
  • Международный Фестиваль «Четыре элемента» (Москва, 2009),
  • Экспозиция на театральном рынке в рамках Фестиваля «Золотая маска» (Москва 2008, 2009),
  • Премия «Ильхом» в номинации «За честь и достоинство в искусстве» (Ташкент, 2008),
  • Международный интеграционный Фестиваль «Солнечная волна» (Киев, 2008),
  • «Резиденция узбекских артистов в Ле Розье сюр Луар» (Франция, 2007).

«Театр Движения ЛИК» нуждается в генеральном спонсоре.
Написать