30 декабря 2022

Тимур Абдулин: «Наши госорганы проделывают огромную работу, но из-за плохой работы со СМИ об этом просто никто не узнаёт»

Руководитель и со-основатель новостного издания Repost.uz, подводя итоги уходящего года, рассуждает, каким для Узбекистана будет следующий год в сфере медиа, почему госорганам нужно разобраться в PR и о главных трендах локальных СМИ.

– Каким вкратце получился этот год для интернет-СМИ? 

Я бы сказал более агрессивным, но в то же время спокойным. Агрессивным – потому что мы столкнулись с прецедентами на рынке СМИ: мы увидели, как поменялась тональность новостей в некоторых изданиях после начала войны между Россией и Украиной, а также впервые заговорили о роли влияния иностранной ТВ-пропаганды на сознание наших граждан. Спокойным – потому что впервые за последние пару лет не было локдаунов ни в каком виде и издания не понесли серьезных рекламных, а также административных потерь и расходов. 

– Что нового сделали в своих изданиях? 

Осенью мы запустили узбекоязычную версию сайта – полноценную отдельную редакцию, которая вещает на узбекском языке, а не повторяет русскоязычную повестку. Кроме того, выкатили RepostTV – абсолютно новый формат вертикального вещания под потребление в Tik-Tok-формате. Некоторые ролики уже собрали свыше 500 000 просмотров в соцсетях за счет вирусного эффекта. 

Repost TV на главной странице сайта. 

Кроме того, формат оказался успешен среди компаний и брендов, которые расширили традиционный паттерн приглашения телевизионщиков на свои PR-мероприятия. Доля телесмотрения среди аудитории в возрасте 18-35 лет стремительно падает не первый год, но вся эта аудитория есть и только увеличивается в интернете, потребляя аудио-визуальный контент в сжатом формате до 90 секунд. Эту потребность закрывает Repost TV. Посмотреть, как это выглядит, можно у нас в Инстаграме

– Как трансформируется работа государственных органов со СМИ? 

Процесс идет, но не так активно, как хотелось бы. Некоторые государственные органы по-прежнему труднодоступны для комментариев, другие выдают откровенно рекламные пресс-релизы за новость общенационального масштаба. Считаю, что борьбу за репутацию, открытость, и доверие населения выиграют те министерства, которые начнут закладывать PR-бюджет как отдельную статью расходов на год. И это не нужно путать с работой пресс-службы – у них кардинально разные задачи. 

Мы плавно вступаем в эру самых агрессивных информационных, хакерских и репутационных атак на частные холдинги и государственные компании. Этому подтверждение взлом сайта Сената осенью этого года, когда государство запуталось и неоднократно меняло информацию о том, кто это на самом деле сделал. Кроме того, как минимум три крупных банка в Узбекистане за год столкнулись с кибер-атаками – объяснения за случившееся были не всегда самыми лучшими. 

Нужно принять тот факт, что мы столкнемся еще с массой проявлений развития репутационного рынка: с фабриками троллей, информационными атаками на руководителей, а также с обратной корреляцией – когда компании без PR-консультантов начнут заказывать о себе массово позитивные статьи, но будет только проигрывать от этого. Россия пережила такое странное явление ровно 10 лет назад в 2012 году, когда огромное количество позитивных статей о «Роснефти» и «Норникеле» понизили стоимость акций. 

– Как должны начать работать государственные органы? 

Во-первых, нужно вкладываться в кадры – в сильных пиар-специалистов и в повышение образования пресс-секретарей. Последние должны уметь не только работать со внутренними новостями, но и с негативом – для этого на рынке уже есть несколько инструментов по выявлению очагов негатива, ручную работу в этом плане уже можно исключить. Во-вторых, нужно позволить пресс-секретарям и PR-департаментам государственных ведомств самостоятельно принимать решения, которые касаются бюджетов на рекламу – без целой кучи бюрократических согласований. 

И, конечно, нужно взять за практику отчитываться о проделанной работе в СМИ для информирования населения. Не редки случаи, когда министерства проделывают огромную работу, но из-за плохой работы со СМИ об этом просто не узнают. 

– Что ждет рынок интернет-СМИ и PR в 2023 году 

На мой взгляд, государственные органы вступают в этап перехода на репутационно-зависимую модель. Это подтверждает их недавно анонсированное президентом сокращение и оптимизация. Для того, чтобы не делать работу впустую (а я верю, что она делается), нужно приходить к использованию наиболее смелых PR-инструментов и, конечно же, наконец, приходить к освещению в СМИ, потому что репутационные риски очень велики. 

На локальном рынке интернет-СМИ виден тренд борьбы за визуальные форматы, тип и форму подачи контента. Если несколько лет назад редакции бились за скорость, сегодня всё идет к разжевыванию месседжа в максимально простом, удобоваримом и даже примитивном виде. Это хороший тренд, он сделает интернет-СМИ еще более ламповыми для новой аудитории. 

Facebook: Тимур Абдулин

Читайте также:

Реклама из Узбекистана зашла в мировой тренд

10 января 2024

Кейс MA’NO Branding об обновлении айдентики и разработке ливреи для авиакомпании Air Samarkand

29 декабря 2023

Рекламное агентство «Синтез» впервые в Узбекистане представило ролик, полностью созданный ИИ

21 декабря 2023

Популярные новости

Рекламный рынок Узбекистана: инвестиции и драйверы медиа в 2024-2025 годах

Клип узбекской певицы на YouTube – на 2 месте среди самых просматриваемых в мире

Рейтинг лучших по версии AdAsia: в списке 12 агентств по коммуникации из Узбекистана

Pinterest назвал пять главных оттенков на 2024 год

NATIVE VIDEO – как один из самых востребованных форматов видеорекламы в Узбекистане

Инструкция по применению: что такое programmatic в наружной рекламе и в чем его выгода?

Тренды в PR 2024: как брендам заботиться о репутации в этом году

Как сформировать и поддерживать имидж о компании, бренде, публичной персоне в 2024 году

Reputation Day 2024: как прошла первая в Узбекистане конференция по управлению репутацией брендов

Больше новостей