20 января

«Нам мало что осталось показать своим детям, не говоря уже о туристах»: столица глазами архитектора

Камила Маннанова, доктор философии в области архитектуры, рассказала, что не так с урбанистикой в Ташкенте, каким мог быть умный город в Нурафшане и почему не удалось реконструировать бумажную фабрику УзБум.

Фото: PR.uz

Ташкент переживает строительный бум, горожане страдают от коллапса с энергоресурсами, в СМИ периодически появляются тревожные статьи о сносе исторических объектов – это реальность, с которой сталкивается столица в последние несколько лет. 

Мы поговорили с Камилой Маннановой о том, как урбанистика столицы свернула не в ту сторону и при каких условиях Ташкент может стать функциональным и удобным для проживания городом.

Камила Маннанова — доктор философии в области архитектуры, директор и координатор архитектурных проектов компании «Al Mone». 

Планировать – это брать ответственность за завтра

Я не открою Америку, если скажу, что Ташкент застраивается хаотично и без заботы о будущем. Коллапс, который мы сейчас переживаем, – ещё одно доказательство этому.

Как архитектор я смотрю на этот город совсем под другим углом. Новые высотки, которые нагружают линии электропередач, газопроводы, теплотрассы и другие коммуникации, островки на дорогах и транспортные развязки, которые заметно увеличили плотность трафика в часы пик, напоминающие кубики Lego алюминиевые покрытия на муниципальных зданиях и бизнес-центры, похожие на аквариумы – вот что я замечаю, когда езжу по улицам Ташкента. И это уже не мелкие неудачные решения, а тенденции, которые невозможно игнорировать.

Относительно недавно на дорогах появились островки. Подразумевалось, что они облегчат водителям передвижение по городу. Но их построили на маленьких перекрёстках и ездить стало ещё неудобнее. Например, на перекрёстке между улицами Навои и Абай и так образовывались пробки, а после реконструкции там стало две проезжих линий вместо трёх и трафик стал ещё плотнее. 

Ещё один неудачный эксперимент я наблюдаю, когда проезжаю по улице Нурафшан, недалеко от массива Себзар. Иногда я боюсь наехать на этот островок, потому что там нет никакого предупреждающего знака, и если ты едешь в вечернее время, то очень легко не заметить это сооружение. 

Безусловно, есть и такие удачные примеры, как улица Махтумкули, которая после реконструкции стала заметно шире и удобнее, и сама развилка, ведущая к центру города, пусть и замысловатая, но построена с умом. Но это пока, к сожалению, единичные исключения. 

Фото: пресс-служба Президента

Похожая ситуация с новыми постройками по всему Ташкенту вызывает у меня возмущение не только, как у архитектора, но и как у обычного жителя. Сеть коммуникаций между постройками, проложенная несколько десятилетий назад, не рассчитана на такую нагрузку. Как итог – регулярные перебои в работе коммунальных служб. События сегодняшних дней наглядно показали, что это живая проблема в рамках не какого-нибудь отдельно взятого района, а всей столицы.

Ситуация могла бы сложиться иначе, если бы у Ташкента был генеральный план строительства. Обновление генплана обсуждается уже несколько лет, в прошлом году был ещё не утвержденный проект, но что по итогу было решено – неизвестно. 

За это время столица успела преобразиться до неузнаваемости, но строить город без планирования – это жить сегодняшним днём, игнорируя ответственность за завтра.

Умный город остался умным на бумаге

В 2018 году в СМИ был громко анонсирован проект по полной трансформации Ташкента к 2025 году. Обещали, что город станет зеленее и комфортнее для проживания, но проект, видимо, так и остался на бумаге, потому что обновлений по проделанной работе я так и не увидела.

К сожалению, такой же исход был и у проекта по строительству «умного города» в Нурафшане, в разработке которого я принимала участие. Тогда я возглавляла архитектурный отдел в компании DiiPArt.

По нашей задумке город Нурафшан должен был стать первым в Средней Азии умным городом, в котором бы расположились все административные ведомства Ташкента и Ташкентской области.

Концепция генплана умного города в Нурафшане


В 35 минутах езды от столицы, на территории в 246 гектаров мы планировали расположить все министерства с их подразделениями, жилые комплексы для работников этих организаций и всю необходимую для комфортного проживания инфраструктуру – магазины, школы, больницы, спортивные комплексы и т.д. Позже этот город должен был разрастись до двух с лишним тысяч гектаров и превратиться в полноценный город со всеми его функциями.

Сейчас все эти министерства находятся в центре города, в утренний и вечерний часы пик в Ташкенте не проехать, перевод административных зданий в другой город сильно разгрузил бы трафик в центре столицы, вдобавок к этому, в Ташкенте осталось бы больше пространства для бизнесовых и культурных центров.

Концепция здания городской администрации в Нурафшане


Реализацию проекта остановили на начальном этапе строительства, когда были отстроены уже несколько зданий. Нам, исполнителям, так и не объяснили, почему проект заморозили. Но я предполагаю, там остро стоял финансовый вопрос, потому что строительство такого города стоило больших денег. 

Фишка умного города заключалась в том, что город смог бы сам себя обеспечить необходимыми ресурсами, с учётом повседневного уклада жизни обычных жителей и без большого ущерба бюджету администрации.

Например, для проведения коммуникаций тепла, газа и воды была спроектирована сеть подземных туннелей с большими траншеями. Это заметно облегчило бы доступ и обслуживание этих коммуникаций — не нужно ломать асфальт и раскапывать дороги, чтобы починить трубу. 

Концепция делового района в Нурафшане


Была продумана сеть водостоков и система фильтрации воды для её вторичного использования на орошение ландшафтов по территории города. Также планировалось установить солнечные батареи и панели на фасадах зданий, чтобы был дополнительный дешёвый источник электроэнергии. И это лишь маленький список достоинств города.

Такие проекты были успешно реализованы в Канаде, США, Мексике и других западных странах.

Концепция жилых зданий с помещениями коммерческого назначения в Нурафшане


В наших нынешних условиях всё это может звучать как нечто футуристическое, потому что в самом Ташкенте сложно ввести такие новшества. Но в Нурафшане под этот проект была отведена огромная пустая площадь земли. На территории чистого поля реализовать такой проект было вполне реально, но нам был нужен ёмкий бюджет. А пока этот умный город остался лишь умной зарисовкой на бумаге.

Выгоднее продать, чем сохранить

Степень PhD я получала в Италии, в одном из старейших технических вузов страны – Туринском политехническом университете. Именно там я узнала, каким должно быть отношение людей к своей истории. Мало увековечить её в школьных учебниках и экспонатах музеев, архитектурные памятники – вот, что важно и нужно сохранять.

В Италии очень трепетно относятся к зданиям исторической ценности. Там ни в коем случае нельзя менять даже устаревшие стеклопакеты в окнах, если это хоть как-то может повлиять на первозданный вид фасада. Про снести и построить что-то новое не может быть и речи. У нас же я пока наблюдаю обратную тенденцию, мы своими руками вычёркиваем ключевые события из нашей истории.

Реконструкции –  мой научный профиль, и я бы с удовольствием приняла участие в каком-нибудь большом проекте с задачей сохранить историческую ценность здания. Но неготовность городской администрации отдать большие территории под здания общественного назначения и непонимание бизнеса – зачем хранить старое, когда можно построить новое, становятся большой помехой для реализации таких проектов.

В 2018 году я занималась разработкой реконструкции комплекса ташкентской бумажной фабрики – УзБум. Впервые попав на её территорию, я была восхищена архитектурой этих старинных зданий с художественной кладкой стен в византийском стиле, с элементами декора, которым явно не меньше века или двух. Этот комплекс – один из последних образцов архитектурного ансамбля в туркестанском стиле в Ташкенте. Оборудование, которое тогда хранилось там, было подарено нашим эмирам западными правителями. Буквально каждый уголок в этих зданиях мог рассказать свою историю.

Фото: gazeta.uz


По моей задумке на территории комплекса должны были построить индустриальный музей, амфитеатр для проведения концертов, арт-резиденцию для мастеров и художников, несколько бизнесовых точек для проведения встреч и конференций, а также сеть гостиниц. Но самой важной задачей стояло сохранить первозданность всех построек.

Концепция размещения индустриального музея на территории УзБума
Концепция размещения амфитеатра на территории УзБума
Концепция размещения ивент-площадки на территории УзБума


Комплекс должен был стать ещё одной достопримечательностью как для жителей города, так и для его гостей. Эта точка могла стать прибыльной благодаря своему туристическому потенциалу. Но проект отсекли на стадии предложения, и снова, я предполагаю, из-за неготовности выделить необходимый бюджет. 

Пару лет спустя прочитала в одном из СМИ, что комплекс перешёл новому владельцу. Ходили слухи, что его собираются снести, в сети появлялись публикации с просьбой сохранить один из немногих исторически значимых объектов. Судя по всему, было выгоднее продать территорию частнику, чем вложиться в её реконструкцию и сохранить культурное наследие города.

Бизнес и культура – это слагаемые

Ташкент медленно, но верно движется к тому, чтобы стать отдалённо похожей копией Дубая. Разница лишь в том, что у Дубая нет такой большой и великой истории, как у Ташкента. Дубаю выгодно быть стеклянным городом с яркими огнями, чтобы отличаться на фоне других исторических городов планеты. Но я сильно сомневаюсь, что такой подход применим к нашей столице.

В Ташкенте по пальцам можно пересчитать объекты с вековой историей. Туристов не удивишь новым сити и современными комплексами, у Ташкента практически не осталось того восточного флёра, что есть у Самарканда, Бухары или Хивы с их дворцовыми площадями и местами силы. Индустриальное прошлое тоже стирается вместе с забытыми заводами и фабриками.

Например, купол Чорсу, под которым раньше располагались только лавки со специями и сухофруктами, теперь стал точкой продажи и мяса. Первое, что чувствует человек, войдя под купол – это запах сырой говядины. Жаль, что туристы застали это сооружение в нынешнем состоянии. 

Фото: freepik.com


У Ташкента не остаётся никакой идентичности на фоне других городов Узбекистана. Нам мало что осталось показать своим детям, не говоря уже о туристах.

Бизнес и культура – это слагаемые, между ними не должно быть знака минус. Но если архитектурное наследие будут и дальше безжалостно истреблять ради бизнеса, город превратится в очередную стекляшку, а мы окончательно потеряем культурный код, который нас отличает.

Не нужно открывать Америку

Ташкент всё ещё может стать функциональным и удобным для проживания городом, но для этого нужен генеральный план его строительства. И важно, чтобы этот план был разработан людьми с инженерным мышлением и архитектурным образованием. 

Знаю, что снова не открыла Америку, но и речь идёт не о больших запредельных свершениях, а о поэтапной и систематизированной работе внутри, в результате которой жить в Ташкенте могло бы стать в разы комфортнее и интереснее.


Автор: Жахонгир Тохиров

Читайте также:

Динара Ахметова: как один пресс-релиз помог понять интересы зарубежных рынков и выстроить международный PR

27 января

Реклама, которой нас удивляли бренды на новогодних праздниках 

20 января

Редакция. Итоги исследования по выявлению отношения потребителей к рекламе

20 января

Популярные новости

Редакция PR.uz «забрифовала» нейросеть Midjourney нарисовать логотипы городов Узбекистана

Портал Visual Capitalist назвал топ-50 самых посещаемых веб-сайтов в мире

Ledokol Group назвал тренды digital-маркетинга Узбекистана в 2023 году

Маркетинговое агентство ANYWAVE провело комплексный ребрендинг компании Promavto.uz

Стоимость 30-секундной рекламы Super Bowl LVII этого сезона может превысить $7 млн

Уход персонажей M&M’s из рекламы может обернуться громким возвращением на Super Bowl

Динара Ахметова: как один пресс-релиз помог понять интересы зарубежных рынков и выстроить международный PR

CLICK выпустил серию TVC-роликов о возможностях платежных операций в своем Telegram-боте

BYD и UzAuto зарегистрировали совместное предприятие в Узбекистане

Больше новостей